Маруся (mariya_mani) wrote,
Маруся
mariya_mani

Рецензия на книгу "Стражи белых ночей" Анны Ремез, Натальи Колотовой

Постойте, послушайте! Небывальщина творится. Или нечистая сила завелась.

«— …Нынешняя встреча, друзья мои, особенная. Нашему городу исполнилось триста лет. Он жил, и живёт, благодаря нам, его верным Стражам, — так начал свою речь Пьетро. Василиса почувствовала, что она не чужая здесь, и гордость наполнила всё её существо. — У каждого из нас есть своё место, своя история и свой творец. Именно от этих наших творцов к нам перешли знания о том, как устроен этот мир, потому что, создавая нас, они отдали нам часть своей души. Эти частицы душ живут в нас, ежедневно рождая удивительное настроение, состояние, атмосферу. Люди называют это душой города. Сегодня мы посвящаем в Стражи тех, кто за прошедшие сто лет появился на улицах Петербурга. В мире у каждого города есть Стражи, живущие по своим законам. По закону Петербурга раз в сто лет мы оживаем на один час после летнего солнцестояния. Но этот час вмещает гораздо больше, чем час жизни обычных зверей. Чтобы Посвящение могло пройти без помех, для нас раз в сто лет время будто замедляет свой бег…»

Небывалое дело: ожили Стражи моего города, наделали шума, поставили всех на уши! Для меня, любящей Петербург в любую погоду, в любое время дня и ночи, поначалу было странно представить, что могла ожить змея с Медного всадника или заяц, который живёт на свае у Петропавловской крепости. В пору было удивлённо качать головой, сомневаться, охать и ахать от изумления.

Я люблю Петербург, и могу говорить о нём бесконечно. Думаю, мой город не любить невозможно. Каждый, побывавший хоть раз в Петербурге, возвращается в этот город снова и снова. А кто ещё не был ни разу, мечтает в нём побывать.

Но это — лирика, полная любви к городу. А между тем я читаю книгу и она является сказкой, пропитанной ароматом петербургских улиц, набережных, рек и каналов. А раз это сказка, то помечтаем немного.

Итак, раз в год, вернее, раз в столетие, Стражи города или проще говоря, его душа (вернее — души), становятся живими, полными сил. За исключением того, что есть им не хочется совершенно. Они собираются на встречу в Летнем саду (в книге есть карта, на которой обозначено место встречи), принимают в свой клуб новеньких, и снова возвращаются на свои законные места, едва на небе забрезжит полоска рассвета.

У каждого из Стражей свой характер, внешность, манера поведения. Меня удивил Заяц. «Скульптура «Заяц, спасшийся от наводнения» под Иоанновским мостом у Петропавловской крепости. 2003 год… Первоначально заяц располагался с северной стороны моста… Зайчик, вставший на задние лапки, тревожно прислушивается к шуму воды». На деле же оказалось, — вот неожиданность! — что Заяц робок, застенчив, слегка заикается. Мне почему-то казалось, глядя на памятник, что этот герой смелый, решительный, а оказалось вот что… Застенчивый.

Или кошка Василиса, живущая на стене дома по Малой Садовой улице, дом 3. Она мне казалась домашней, напоминающей о тепле очага. И, как оказалось, я не ошиблась: в книге «Стражи белых ночей» Василиса именно такая. Вот послушайте немного:

«Направо тянулась знакомая улица с огоньками фонарей, лишними в белой ночи. С другой стороны виднелось то, что раньше не попадало в поле зрения — пустой Невский проспект и, чуть дальше, силуэты деревьев в Екатерининском саду. Совсем не удивляясь тому .что произошло, она впервые в жизни потянулась. Ах, как приятно! И ещё разочек! Но тут же лапы заскользили по гладкому камню, и она с трудом удержала равновесие. Ведь ей ещё ни разу не приходилось это делать. Но получилось. Теперь надо спрыгнуть. Вон там, внизу чёрный мраморный шар. Как он красиво блестит от текущей по нему воды. Почти все, кто проходят мимо, пытаются его крутить, хотя тяжёлый шар вертится сам по себе.

Где-то пробило три часа. Пора! Она закрыла глаза, оттолкнулась, и уже через секунду крепко стояла на ногах. Оказывается, совсем не больно, даже весело. А теперь попробуем пойти. И… раз! Кто бы мог подумать, что это так просто!

«Всё-таки, зачем же они его крутят? Интересно. Только посмотрю и побегу».

Она обогнула фонтан и остановилась прямо перед шаром.

Тихо журчала вода.

Она подняла лапу и тронула шар. «А-ай! Что это? Холодно, скользко! Так вот она какая, вода. Бр-р!!! Хорошо, что обычно я не чувствую капель дождя. Фу, как неприятно!»

Выскочив из фонтана, она поспешила вдоль по улице, на которой прошла вся её короткая жизнь…»

Магия тёплой, тихой летней питерской ночи. Белые ночи. Помните, у Достоевского «Белые ночи» есть? Самая короткая ночь в году. К каждой главе этой сказки подобран эпиграф, и я хочу привести один:

Бело вокруг — белы дома, бела река,

всё — от Фонтанки до предместий…

Ночь белая, ты отложи дела пока,

Давай пойдём, побродим вместе.

Булат Окуджава. «Плывут дома, как корабли…»

Ну, скажите, разве вам не хочется отправиться в плавание по ночному городу? Погрузиться в его тайны? Ощутить магию ночи? Всё пропитано магией дня летнего солнцестояния. Пропитано настолько, что всё кажется живым, реальным и возможным. Звери-Стражи оживают, говорят, спорят, препираются, дразнятся.

И, вместе с тем, вместе с магией летней ночи, это рассказ о самых обыкновенных ребятах, — Ксюше и Петрухе, современных российских школьниках.

«Ксюша не очень-то любила рисовать красками, особенно акварелью. Акварель требует аккуратности: если положишь слишком много слоёв, рисунок перестанет быть прозрачным. А если переборщить с тёмными цветами, получится грязь. Краски нравились Ксюше, только пока они оставались в аккуратной новенькой коробочке, каждая в своей ячейке, словно разноцветные мармеладки…»

«—…А ты не уехал на дачу?

— Неа. Чего там делать? Опять заставят полоть или воду таскать. Скукотища! Мама поехала. Что рисуешь?

— Иллюстрацию к «Собору Парижской Богоматери». Задание по живописи…

— …А почему ты сейчас-то рисуешь? Ещё ведь только июнь, а в школу — в сентябре. Вот какая ты… заучка.

Ксюша терпеть не могла, когда он её так называл.

— А ты-то! Не знаешь, кто такой Гюго! Серость непролазная! Вам что, на лето ничего не задали?

— Задали, конечно. Угадай с трёх раз что.

— Читать жирный список книг, да?

— Угу…»

И жизнь обычная накладывается, как ровный слой краски, на сказку. И получается необыкновенная история, от которой невозможно оторваться. История, во время чтения которой у меня перед глазами мелькали силуэты домов, я слышала голоса экскурсоводов, плеск волн о гранитные набережные, грелась в лучах нашего питерского редкого солнца. Мой любимый город сам рисовал картины в моей голове, сам подкидывал тот или иной образ, дом, реку, памятник; событие из моей жизни, связанное с тем или иным местом в городе. Необыкновенное ощущение.

...Ощущение нереальности, выдуманности, изменчивости времени. А было всё или это только сон? — подумалось мне в самом конце «петербургской повести для любознательных». Если это сон, то уж очень реалистичный, яркий и страшный даже. Если правда, то правда на правду не похожа. и почему, когда я поздно ночью (часа этак в два) дочитала последние страницы, мне пришло на ум сравнить эту повесть с «Мастером и Маргаритой», показалось, что между этими книгами есть что-то общее и похожее. Но подумав, я поняла. что ошибаюсь: в «Мастере…» для меня лично слишком много циничности, едкости, а здесь, в «Стражах белых ночей» циничности нет вовсе, есть только любовь к городу.

…Есть что-то загадочное в магии белых ночей, в магии Петербурга, в том, что город хранит тайны, и редко показывает их постороннему, случайному взгляду. Есть что-то загадочное в том, что прожив всю свою жизнь в Северной Венеции, я не хочу и не соглашусь из неё уехать, — никуда и никогда.

Tags: книга о Петербурге, рецензия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments